Иезекииль Эмануэль, 57: Почему я надеюсь умереть в 75 лет

 Умереть в 75 лет предпочел бы профессор биоэтики Иезекииль Эмануэль, несмотря на то что медицина достигла больших успехов в продлении жизни. Об этом она написал в своей нашумевшей статье в журнале The Atlantic в октябре 2014 г.

Иезекииль Эмануэль: Почему я надеюсь умереть в 75
 Иезекииль Эмануэль  Фото: theatlantic.com

Семьдесят пять лет. 
Вот как долго я хочу жить: 75 лет.
Эта мысль страшно раздражает мою дочь, злит моих братьев, а друзья из-за нее считают меня настоящим психом. Они думают, что на самом-то деле я этого совсем не желаю, что я не обдумал все, как следует: ведь жизнь постоянно открывает перед нами так много нового и интересного. Чтобы разубедить меня, они то и дело подкидывают мне примеры бесчисленных знакомых, которым уже стукнуло 75 и которые тем не менее чувствуют себя прекрасно. Они уверены, что по мере приближения к избранной дате я непременно буду сдвигать планку, желая дожить до 80, затем — до 85, а может быть, и до 90.

Но я уверен в своем выборе. Да, смерть — это огромная потеря. Она лишает нас массы впечатлений, достижений, возможностей, она подводит черту под всем, что мы любим. Но есть и еще одна неоспоримая истина, которую многие не желают признавать: слишком долгая жизнь — это тоже потеря. Когда мне исполнится 75, за моими плечами будет целиком прожитая жизнь. Я смогу с удовлетворением сказать, что любил и был любим. Мои дети успеют вырасти, и их жизнь будет в самом расцвете. Я успею увидеть, как родятся и войдут в мир мои внуки. Работая над своими замыслами, я сумею внести в них свой вклад, а насколько значимым он окажется — тут уж как получится. Моя смерть в 75 лет не станет трагедией. Кроме того, я собираюсь устроить свою поминальную службу еще до того, как умру. Я не хочу слышать на ней плач и стенания. Надеюсь, там соберется приятная компания, которая будет тепло вспоминать забавные истории, подтрунивать над моей неловкостью и искренне радоваться тому, какую отличную жизнь я прожил. После моей смерти мои наследники тоже, если захотят, могут заказать поминальные службы — меня это уже не будет волновать.

Давайте-ка я сформулирую свое желание более четко. Я не прошу у судьбы дополнительного времени в придачу к тому, что мне отведено, и не собираюсь по собственной воле прерывать свою жизнь. Сегодня, насколько об этом осведомлены мы с моим лечащим врачом, я нахожусь в отличной форме. У меня нет хронических болезней. Недавно вместе с двумя своими племянниками я взобрался на вершину Килиманджаро. Так что я не пытаюсь выторговать у бога 75 лет жизни, в то время как меня пожирает смертельный недуг. Кроме того, я не планирую, проснувшись прекрасным утром через 18 лет, закончить жизнь посредством эвтаназии или иной формы самоубийства с помощью врачей.

Моя позиция касается лишь того, сколько именно я хотел бы прожить и какого рода медицинскую помощь я готов получать после того, как мне исполнится 75. Сегодня американцы помешаны на физических занятиях, упражнениях для ума, потреблении разнообразных соков и протеиновых коктейлей, витаминов и добавок в отчаянном стремлении обмануть смерть, как можно дольше задержаться на бренной земле. Это стремление стало столь массовым, что на его основе образовался целый пласт культуры, адептов которого я называю «американскими бессмертными». Лично мне это стремление чуждо. Я считаю, что маниакальное стремление жить как можно дольше — ошибка, способная породить самые деструктивные последствия. 75 — отличный возраст, чтобы поставить точку, и причин тому множество.

Начнем, пожалуй, с демографии. Мы живем дольше, но в старости качество нашей жизни невысоко. С середины XIX века средняя продолжительность жизни американцев растет. Для родившихся в 1900 году она составляла 47 лет, в 1930-м — 59,7, в 1960-м — уже 69,7, а для тех, кто родился в 1990-м, она достигла 75,4 года. Те, кто появляется на свет в эти дни, могут рассчитывать дожить примерно до 79 лет. Американские бессмертные отчаянно хотят верить в «сокращение заболеваемости». Эта теория, выдвинутая в 1980 году Джеймсом Ф. Фрайсом, ныне почетным профессором медицины Стэнфордского университета, утверждает: в 1980−90-х наша жизнь станет не только более долгой, но и значительно более здоровой. Люди будут позже сталкиваться с ограничениями, накладываемыми на них болезнями, да и общее число таких случаев будет уменьшаться. Но действительно ли с увеличением продолжительности жизни мы обретаем больше здоровья? Можно ли сказать, что 70 — это новые 50?

Не совсем. Действительно, пожилые люди, в сравнении со своими сверстниками, жившими полвека назад, более здоровы и мобильны. Но в последние десятилетия, похоже, увеличение продолжительности жизни сопровождается не сокращением, а, напротив, ростом числа болезней. Возьмем для примера результаты, полученные Эйлин Кримминс, научным сотрудником университета Южной Калифорнии, и ее коллегами при анализе материалов общенационального исследования состояния здоровья. Между 1998-м и 2006 годом ограничения мобильности у пожилых прогрессировали: так, в 1998 году примерно 28% американских мужчин в возрасте 80 лет и старше страдали от тех или иных форм нарушений двигательных функций, а к 2006 году эта цифра достигла уже 42%. У женщин результат оказался еще более тревожным: те или иные формы ограниченности физических возможностей были обнаружены более чем у половины испытуемых. Эти данные подтвердило недавнее общемировое исследование «ожидаемой продолжительности здоровой жизни», проведенное учеными Гарвардской школы общественного здравоохранения: их выводы тоже свидетельствуют о том, что уровень заболеваемости не только не сокращается, но и постоянно возрастает.

Источник: theatlantic.com, перевод  esquire.ru

«Нет, я не хочу умирать в 75 лет!» — написала автор блога «A Rolling Crone» Джоан Гейдж в ответ на статью «Почему я надеюсь умереть в 75 лет» Иезекииля Эмануэля, заведующего кафедрой медицинской этики Университета Пенсильвании в журнале The Atlantic в октябре 2014 года.

 Иезекииль Эмануэль (Ezekiel Emanuel, род. 6 сентября 1957) —американский онколог и биоэтик, старший научный сотрудник Центра американского прогресса (Center for American Progress). В настоящее время он является вице-проректором по глобальным инициативам в Университете Пенсильвании и заведующим кафедрой медицинской этики и политики здравоохранения.
Автор книги: The Ends of Human Life: Medical Ethics in a Liberal Polity, Ezekiel J. Emanuel, Harvard University Press 1994, copyright 1991



Похожие сообщения в рубриках:

Комментарии

Поделитесь с друзьями